martin original

four walls

Что-то долгое и протяжное, как песнь печали, ода каким-то отрывкам мыслей и эмоций, моя мучительная колыбельная или лебединая и заунывная песня. Но я реально растворяюсь в её голосе, я чувствую его всеми фибрами души, когда лежу в темноте или размышляю.
Она играет одиннадцать минут и пятьдесят семь секунд и за одиннадцать минут и пятьдесят семь секунд можно переосмыслить все, можно уснуть или задремать. Вечером меня раздражает что-то энергетическое или громкое и навязчивое.